Вверх страницы

Вниз страницы

Mass Effect: Two Galaxies

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Two Galaxies » Андромеда » [2819] Айя. Долгий путь домой


[2819] Айя. Долгий путь домой

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s8.uploads.ru/A19MT.jpg
Долгий путь домой

> ДАТА: 2819 год
> МЕСТО: Андромеда / Элей / Онаон / Айя

> УЧАСТНИКИ: Эвфра Де Тершаав и Рейес Видал в роли бабульки Мошаэ Сефы
> ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Сефа под лекарственными грибами, Эвфра драматичен и недоволен. Для накала страстей добавлены плюшевые йевара.

Когда Мошаэ наконец-то возвращается на Айю, в сердцах ангара вновь разгорается пламя надежды. Но в душе Эвфры кроме надежды поселилась еще и тревога.

0

2

Айя сегодня прямо-таки искрилась от радости.
Ангара были настолько рады возвращению своей дорогой Мошаэ, что совсем перестали контролировать свои биоэлектрические поля. В результате весь город превратился в единый поток энергии, но никого это не волновало: люди смеялись, обнимались и поднимали тосты за спасение своего духовного лидера. Радость, счастье и надежда были в прямом смысле слова ощутимы и витали в воздухе.
Эвфра, конечно же, тоже был рад ее возвращению. Но кроме хороших новостей в этот день он получил и множество тревожных, что определенно ухудшило его настроение: Джаал отказался покидать корабль Первопроходца, несколько его человек пострадали на Воелде во время спасательной операции и - что совсем выходило за рамки - Мошаэ Сефа во время своего спасения решила помочь команде Первопроходца, использовав свою энергию для создания защитного поля, что совсем оставило ее без сил. По прибытии на Айю женщина, естественно, отказалась от какой-либо помощи и самостоятельно прошла по городу, приветствуя жителей. В клинике же оказалось, что ее состояние было тяжелее, чем она показывала, и медики сразу же занялись ее лечением. Какой бы сильной духом ни была Сефа, ей все же предстояло длительное восстановление.
Подняв взгляд от очередного датапада с бесчисленным количеством рапортов и сводок с миссии, Эвфра устало потер глаза: последние сутки были чрезвычайно напряженными. Ему нужно было поговорить с Мошаэ.
Он кивнул своим лейтенантам перед тем, как выйти из штаба, а после того, как двери открылись, окунулся в хохот, гвалт и счастливые крики многочисленных бойцов Сопротивления. Сразу же по всему телу начал пробегать заряд – следствие столкновения множества биоэлектрических полей. Ощущение было приятным, и лидер Сопротивления не смог сдержать небольшой улыбки, глядя как двое солдат-ангара показывают небольшую сценку того, что происходило на Воелде. Пройдя мимо них, Эвфра спустился на нижний уровень, где находилась клиника. Возле входа в нее людей было еще больше: народ приходил целыми семьями, было много детей. Завидев мужчину, ангара начали осыпать его комплиментами и поздравлять со спасательной операцией. Как будто он лично ее проводил. Внутри что-то сжалось при воспоминании о том, что большую часть времени он понятия не имел, что происходит внутри базы, потому что связи с его людьми не было. Это их должны были благодарить эти люди – солдат, которые рисковали своими жизнями, вытаскивая Сефу из-под огня. Настроение испортилось окончательно.
Когда он был уже рядом с устройством дезинфекции, один из детей-ангара, которого держала на руках одна из его матерей, протянул ему маленькую игрушку-йевара:
– Это для Мошаэ.
Заметив выражение лица Эвфры, мать мальчика уже успела потянуть руку к игрушке, чтобы убрать ее и объяснить ему, что командир очень занят, но ангара опередил ее и взял игрушку из рук ребенка.
– Конечно, – сказал он, проходя процедуру обеззараживания и ожидая, когда ему дадут доступ в клинику. – Она будет благодарна.
Лицо мальчонки засветилось от счастья, и он начал что-то горячо рассказывать матери, но Эвфра уже не слышал его: проход открылся, и мужчина зашел внутрь. Двери за ним закрылись, отрезая его от шума и общего биоэлектрического поля собравшейся толпы. В отличие от ситуации в штабе, в больнице было тихо, и яркий свет лился через открытые панорамные окна. Замедлив шаг, Эвфра прошел по длинным коридорам в отдельную палату Мошаэ: чистую и просторную, также залитую солнечными лучами. В комнате в дополнение к окнам стояли ультрафиолетовые лампы, чтобы обеспечить пациента достаточным количеством солнечной энергии. Сама же Мошаэ лежала на ионной постели. Аппарат был включен, и Эвфра чувствовал его влияние даже с того места, где остановился. Ему хотелось просто лечь на одну из таких кроватей и заснуть: он и не осознавал до этого момента, насколько устал.
Ангара немного постоял в дверях, раздумывая над тем, не потревожит ли он женщину, но один из аппаратов рядом с ее постелью подтверждал, что она не спит, поэтому Эвфра подошел ближе к Мошаэ.
- Сефа, - позвал он тихо, наблюдая за тем, как подрагивают ее веки. Наконец, ангара открыла глаза и повернула к нему голову.

+3

3

За окном иллюминатора уже можно было разглядеть знакомые очертания столицы Айи. Мошаэ нервничала, прислонившись щекой к холодному стеклу и пытаясь увидеть посадочную площадку, на которой должен был приземлиться ее шаттл.
- Почему мы так медленно снижаемся? - спросила она вслух, оглянувшись на пилота, но поняла, что находится в шаттле одна. Тогда она поднялась и села на места пилота, пытаясь разобраться с механизмом посадки машины. Ей это было не в новинку, она делала это много раз, но сейчас не могла понять, что ей нужно сделать, чтобы посадить эту чертову махину. “Запрос посадки отклонен” мигало на табло. “Посадочные площадки заняты, ждите решения диспетчера”. “Запрос отклонен” снова. И шаттл продолжал парить в воздухе, а Мошаэ глядеть в окно на далекую родную Айю, безнадежно ожидая посадки.
Этот сон снился ей слишком часто. И если в плену кеттов он тешил надеждой, что когда-нибудь она снова приземлиться на Айю и увидит родные лица, то после своего освобождения он преследовал ее кошмаром.
Но она здесь. Она жива. Она видела родные лица и ходила по знакомым улицам. Эта свобода казалось невероятной, и каждый раз по пробуждению ей приходилось вновь и вновь вспоминать детали своего освобождения, чтобы в очередной раз убедиться в реальности случившегося.
В тот день, когда ее пришел наведать Эвфра, он снова ей снился. Кошмар. Но даже сквозь пелену сна Мошаэ чувствовала чье-то присутствие, чью-то знакомую энергию.
Ангара открыла глаза еще до того, как сон перерос в мучение. Она была разбужена тихим зовом Эвфры, за что в каком-то смысле была ему благодарна.
- Эвфра? - вопросительно отозвалась Мошаэ, поворачивая свою голову в его сторону. - Ты пришел.
Она была рада гостям. Присутствие знакомых людей дарило ей чувство свободы и счастья. Уперевшись руками в постель, она приподнялась и потянулась к Эвфре. Ей нужно было его обнять. Еще раз. Ей казалось, что он мучился тем, что не смог быть в храме на Воелде для нее, не смог сделать то, что сделал Первопроходец. Но Мошаэ знала, что без Эвфры ничего бы не получилось, поэтому всеми силами пыталась показать, что его старания тоже были замечены и оценены по достоинству.
- Мне сегодня надо выступить с официальной речью, но я чувствую себя такой обессиленной. - Мошаэ покачала головой и накрыла руку Эвфры своей ладонью. Взгляд ее голубых глаз задержался на игрушке, что держал ее собеседник в другой руке. - Ты принес мне подарок?
Сефа улыбнулась, почувствовав смущение Эвфры, и сильнее сжала его руку. Дверь в палату открылась, и медсестра, уже знакомая Мошаэ, вошла внутрь и вежливо поинтересовалась, не мешает ли она встрече. Получив подтверждение, что ее присутствие никому не мешает, женщина поинтересовалась самочувствием пациентки, после чего передвинула ультрафиолетовые лампы ближе к кровати и поставила на прикроватный столик стаканчик с лекарствами.
- Это должно временно помочь. - налив свежей воды для Мошаэ, медсестра смущенно улыбнулась Эвфре и поспешила выйти из палаты, оставляя двух ангара наедине.
- Как ты, Эвфра? - проглотив таблетки и запив их водой, женщина поудобнее устроилась на кровати, - Что-то тебя тревожит. Расскажи мне, что у тебя на уме.

[NIC]Moshae Sjefa[/NIC]
[AVA]http://s1.uploads.ru/t/ri0Oq.png[/AVA]

+2

4

Когда Мошаэ наконец-то открыла глаза, Эвфра облегченно выдохнул и подошел к ней ближе. Женщина протянула к нему руки, и ангара с благодарностью обнял ее, присаживаясь рядом с ней на край кровати. Слабо повеяло ее энергией, когда она попыталась передать свои слова утешения через биоэлектричество, едва ощутимо, но этого хватило для того, чтобы успокоить нервы Эвфры, пусть и совсем немного. Сефа была жива, и она была в безопасности – о большем жители Айи и просить не могли.
Но, когда женщина упомянула свою предстоящую речь, ангара нахмурился и выпрямился.
– Речь может и подождать. Все прекрасно понимают, в каком ты состоянии. Тебе нужно отдыхать, – попросил он ее. Переубедить Сефу у него, скорее всего, не получится, но, возможно, если она услышит эти слова от достаточного количества человек, включая своих докторов, она согласится хотя бы перенести свое выступление. – Пожалуйста.
Он встревоженно оглядел ее, но Мошаэ лишь улыбнулась ему и напомнила про игрушку. Эфвра смутился и откашлялся, чувствуя, как кровь приливает к его лицу.
– Это… просили тебе передать, – он вложил маленькую фигурку в руки Сефы и начал смотреть в окно, чтобы не встречаться с женщиной взглядом. Рядом с Мошаэ, наверное, все чувствовали себя в какой-то степени несмышлеными детьми: она была куда старше и мудрее любого ангара, которого он знал. И каждый раз он чувствовал себя глупо, когда она улыбалась ему этой понимающей улыбкой. Раньше его это нервировало. Сейчас же он был рад увидеть ее вновь.
– Люди скучали по тебе, – продолжил он, переводя взгляд с окна на миниатюрную йевара в руках собеседницы. – Мы все скучали по тебе, – добавил он чуть тише, опуская взгляд на свои руки. – Уже и не надеялись увидеть тебя снова. А теперь на Айе настоящий праздник. Давно я такого не видел, – он благодарно сжал ее руку и послал по ней ряд импульсов, выражающий надежду.
В этот момент дверь палаты открылась и в комнату зашла медсестра-ангара. Эвфра выпустил руку Сефы из своих, позволяя ей взять стакан с водой, и отрешенно начал наблюдать за тем, как медик принялась пододвигать лампы и проверять показания приборов. Когда она вышла, мужчина с облегчением отметил про себя, что Мошаэ сама выпила лекарства и ему не пришлось заставлять ее делать хотя бы это. Уже хорошо.
После вопроса о его тревогах, Эвфра выпустил долгий дрожащий выдох. Сефа читала его так же легко, как свои книги.
– С чего же начать, – горестно усмехнулся он. – Возможно, с того, что ты, не успев еще толком спастись из плена кеттов, едва не погибла там, по глупости решив помочь Первопроходцу, – он постарался казаться суровым, но прекрасно понимал, что выглядит скорее обеспокоенным. – Он бы прекрасно справился без тебя. А ты подвергла тебя опасности. Ты хоть представляешь, как упала бы мораль наших людей, если бы операция по твоему спасению завершилась бы провалом?«ты хоть представляешь, как бы я винил себя, если бы ты погибла». – Ты как всегда не думаешь о своей безопасности, – Эвфра устало потер глаза, тяжело вздохнув. – Да и вся ситуация, эта Инициатива и инопланетяне, которые вдруг решили нам помочь… это все неожиданно и непривычно. Я не знаю, что с этим делать, Сефа, – признался он. – У меня нет твоей проницательности в таких делах. Я умею убивать кеттов и делаю это хорошо, но дипломат из меня никакой. И вот так просто им доверять… не знаю. Я уже вообще ничего не знаю, – не зная, как еще выразить то, что он чувствовал в этот момент, он вновь взял Мошаэ за руку и послал ей сложную последовательность импульсов, значение которых он и сам не мог до конца понять.
Кроме того, его голова была забита планами о том, как бы достать Вен Терева с Кадары. Он знал, что у Мошаэ было право узнать о нем, но такие новости определенно взволновали бы женщину, что нежелательно в ее нынешнем состоянии, а этот сккутов предатель и так натворил достаточно бед.
– Но мое состояние и мои мысли сейчас не так важны, – он поднял на женщину взгляд и внимательно изучил ее лицо. – Как ты? И представить себе не могу, что произошло на той базе, что происходило с тобой в плену. Но теперь ты здесь. И мы не дадим им забрать тебя снова, – от мыслей о том, что ей пришлось пережить, в его сердце поднималась волна ненависти ко всем, кто хоть как-то был повинен в похищении Мошаэ: к Архонту, к кеттам, к Вен Тереву. – Клянусь.

+1

5

Нет, Мошаэ не могла ждать. Ангара не могли ждать. Она была символом их борьбы, свободны, надежды. Ее исчезновение уже надвинуло тень сомнения на большинство представителей ее народа, и она просто не могла позволить себе передышку сейчас. Только не сейчас.
- Я им нужна. Они слишком долго ждали. - ангара на секунду прикрыла глаза, придавливая языком горькую пилюлю к небу и чувствуя как она постепенно рассасывается во рту. Женщина не знала, чем ее лечат. Не спрашивала. Она была из тех, кто всегда доверял специалистам и не пытался им указывать, что делать, основываясь только на свой частичный опыт. Как и многие исследователи, бороздящие космос вдали от дома, Мошаэ была хорошо знакома с биологией вообще, первой медицинской помощью, базовой хирургией и прочими направлениями, без знаний о которых в темном вакууме галактики можно было бы умереть. - Пусть это будет ложью. Пусть они думают, что я полностью здорова. Им это нужно.
С улыбкой приняв неожиданный подарок, ангара покрутила йевару у себя в руке, после чего заботливо переложила игрушку на небольшую полку над кроватью. Ей часто делали подарки, но только те, которые были подарены детьми, заставляли ее сердце сжиматься. И сейчас она чувствовала легкую грусть, глядя на плюшевую игрушку, и надеялась, что Эвфра сочтет эту волну энергии как просто тоску.
У нее никогда не было детей, и, несмотря на то, что дети ее любили, она всегда очень удивлялась, когда они сами к ней подходили, сами тянули к ней руки, обнимали, говорили что-то приятное, дарили вот такие невинные подарки, которые, по сути, взрослым были ни к чему. Отсутствие семьи было для нее самым большим упущением, и это несмотря на то, что она у нее, пожалуй, была самой большой в галактике. Но тут речь о другой семье. О чем-то более интимном, тихом. О тех, к которым хочется вернуться после долгого тяжелого дня. О тех, кто принимает тебя такой, какой ты есть, и прощает за все. О той семье, с которой можно поделиться своими страхами и слабостями.
У нее никогда этого не было. Она сама отняла это у себя.
- Я рада, что мое прибытие взбодрило ангара. И я рада вновь тебя видеть. Я много думала о тебе там, в храме кеттов. Переживала, не слишком ли ты отдаешь всего себя работе. Я знаю, что мое исчезновение встряхнуло все Сопротивление, и что ты винил себя, поэтому и думала о тебе. Видимо, надеялась, что ты “услышишь” меня издалека.
К разговору о Первопроходце она была уже готова. Мошаэ сама уже много об этом думала, и, кажется, смирились со своим мнением о Скотте Райдере.
- Ему была нужна моя помощь, Эвфра. У нас общий враг. Я не могла остаться в стороне. - сказала она строго. Когда женщина говорила так без каких-либо эмоций, лишь констатируя факты, она напоминала себе саму себя в молодости. Упрямую и амбициозную. За это ее и полюбили. - Как я могла думать о своей безопасности, когда все ангара как вид находятся под угрозой? - Мошаэ сжала пальцы вокруг запястья Эвфры, когда он вновь взял ее руку. Он был сметен. Кажется, он сам не знал, что он чувствовал. Злость. Беспокойство. Страх. Надежду. Все вместе. - Если мы не будем никому доверять, то мы останемся один на один с врагом. Съедем с катушек как Акксул, ослепленные жаждой неоправданной мести над виноватыми и невинными. Для него они одно и то же.
Женщина старалась подбодрить Эвфру через передачу биоэлектрических импульсов. Она хотела, чтоб он знал, что она уверена в том, что делает.
- Им нужно дать шанс. Я вижу в Скотте Райдере хорошего человека. У него глаза того, кто ищет ответы, а не того, кто бездумно идет по головам. Джаал хорошо о нем отзывался, но ты, наверное, и сам читал рапорты.
Мошаэ пристально рассматривала Эвфру. Дотронувшись до его подбородка пальцами, она повернула его лицо к себе. Шрам, тянущийся по его щеке, никак полноценно не стягивался, расчерчивая четкой линией его лицо. Слишком много мрачных дум.
- Эвфра. - начала она, - Тебе нужно завести семью. Я прожила все эти годы одна, и, знаешь, от чего мне было страшнее всего? От осознания, что я умру в любой момент, и мне даже не о ком подумать. Не о ком плакать, думая о том, что мы никогда больше не встретимся. Никто не хранил мое сердце, а я ничье не хранила. Не делай моих ошибок. Ангара принадлежат семье.

[NIC]Moshae Sjefa[/NIC]
[AVA]http://s1.uploads.ru/t/ri0Oq.png[/AVA]

0


Вы здесь » Mass Effect: Two Galaxies » Андромеда » [2819] Айя. Долгий путь домой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC